Наши партнеры:

Коврик для йоги

Петр Успенский - Психология возможной эволюции человека

"После этого Гурджиев продолжил объяснение различных функций человека и центров, управляющих этими функциями. В том же порядке эти идеи изложены в лекциях по психологии. Объяснения и связанные с ними обсуждения заняли довольно много времени... нет возможности передать эти беседы в том виде, как они действительно происходили. Поэтому я собрал весь материал по психологии и космологии в две отдельные серии лекций. Здесь нужно заметить, что идеи не были даны нам в той форме, как они изложены в лекциях".

П. Д. Успенский.

В поисках чудесного:

Фрагменты неизвестного учения.

Глава 3

ВВЕДЕНИЕ

Несколько лет назад я стал получать письма от читателей моих книг. Во всех письмах содержится один и тот же вопрос: что я делаю сейчас после того, как написал книги, которые были опубликованы на английском языке в 1920 и 1931 гг., а написаны в 1910 и 1912 гг.

На эти письма мне никогда не ответить. Для этого потребовались бы книги и книги. Но тех из написавших мне, кто были лондонцами, я пригласил к себе, потому что с 1921 года я жил в Лондоне, и организовал для них курс лекций. В этих лекциях я попытался дать ответ на вопросы, разъяснить открытое мною после написания этих двух книг, дать представление о направленности моей работы.

В 1934 г. я написал пять предварительных лекций, дающих общее представление о моих исследованиях и об основных линиях работы вместе со мною определенного числа лиц. Невозможно было вместить все это в одну-две или даже три лекции, я всегда предупреждал, что от одной-двух лекций мало толку, и только пять, а лучше десять лекций могут дать представление о моей работе. С тех пор я, читая эти лекции, корректировал и переписывал их все это время.

В целом я находил организацию удовлетворительной. Пять лекций читались в моем присутствии или без меня; слушатели задавали вопросы; если они стремились следовать данным им советам и указаниям, относящимся в основном к самонаблюдению и определенной самодисциплине, то у них постепенно возникало вполне достаточное рабочее понимание того, чем я занимался.

Конечно, все это время я сознавал, что пяти лекций недостаточно, и в беседах, которые следовали за ними, я развивал и расширял эти предварительные данные, стремясь показать людям их положение относительно Нового Знания.

Я нахожу, что главной трудностью для большинства было осознание того, что они действительно слышат новые вещи, ранее ими не слышанные.

Они не обязательно это формулировали, но умом своим они всегда этому противоречили и переводили услышанное на привычный им язык, каким бы он ни был. А это я, конечно, не мог принимать в расчет.

Я знаю, нелегко осознать, что слышишь новые вещи. Мы приучены к старым мелодиям и мотивам, мы уже давно перестали надеяться и верить, что может быть нечто новое. И когда мы слышим новое, то принимаем его за старое или думаем, будто можно объяснить и истолковать новое старым. Совершенно верно, что это трудное дело -- осознать возможность и необходимость совершенно новых идей; это требует со временем переоценки всех привычных ценностей.

Я не могу гарантировать вам того, что вы услышите с самого начала эти новые, то есть не слышанные ранее, идеи; но если вы терпеливы, то скоро начнете замечать их. И тогда я желаю вам не пропустить их и постараться не толковать их по-старому.

Нью-Йорк. 1945 г.


«Случайный» афоризм:

Голосование

Кого по вашему мнению можно называть настоящим йогом?