Наши партнеры:

Сатпрем - Заметки Апокалипсиса. Книга Первая

Универсальная энциклопедия т.2

Апокалипсический (литературное)

Для современного ума слово "апокалипсис" означает великое всемирное бедствие. Но фактически это транскрипция греческого термина , которое просто означает "раскрывающий", "развуалирующий". Замечательно используемое в Древней Греции, оно довольно часто появляется в библейском переводе "Septuagint"[1], где оно относится к "раскрытию" в материальном смысле, но кроме того, в фигуральном смысле, к "раскрытию" человеческого или божественного секрета.

 

 

Суджате

с которой шаг за шагом

мы прошли

через ужасные испытания,

поддерживаемые только нашей

любовью к Матери

и нашей отчаянной волей

довести Их Работу до конца.

 

 

 

 

Вступление

 

Из века в век приходит "Аватар", чтобы "изменить закон".

Мы не понимаем, что означает этот "закон" потому что мы находимся в нём и нам кажется, что он ничто иное как улучшение нашей привычки бытия, или напротив, вечное разрушение одной цивилизации за другой только затем, чтобы всё начать вновь с небольшими улучшениями; или принять то же самое худшее с небольшими модификациями границы словарей; и то, что как мы думаем, стало "другим", всё ещё остаётся в пределах того же самого животного и человеческого закона с возможно большей "способностью к пониманию" – но это всё ещё способность к пониманию закона в котором мы заточены или которым ограничены, как ихтиозавры были ограничены водной средой. И кажется, что теперь, с теми демоническими средствами которые находятся в нашем распоряжении, эта "разница" будет несомненно катастрофической или удушающей – и ты начинаешь всё заново, возможно, на другой планете со средствами, которые будут средствами всё того же старого закона. Клещи краба превратятся в большой и указательный палец для того, чтобы ущипнуть всё тот же старый мир. Но нам, возможно, было достаточно этого и мы могли почувствовать склонность к мечте об окончательной нирване на каком-нибудь плато никакого Тибета, который больше не находится во власти той или другой расы, нераскаявшейся и жестокой.

Но некто пришёл "изменить этот закон", и для нас это чрезмерно и непонятно, поскольку мы понимаем наши старые стены и клешни, или добавочные приспособления в виде кейса. Этого некто звали Шри Ауробиндо-Мать.

Кто понимал их среди называвших себя их учениками? Возможно, они были способны понять их абстрактно в своих умах, но как насчёт Средств или Силы пойти туда? Как насчёт тропы, чтобы отправиться туда, насчёт земных и материальных шагов?

 

 

*

* *

 

Затем наступил трагический 1973 год. Мать ушла, как до неё это сделал Шри Ауробиндо; последняя связь с мистерией заперлась в могиле, после стольких тысячелетий предыдущих могил. В тот первый вечер человеческое дитя, стоящее пред этой могилой, только что зацементированной и опечатанной, кричало в своём сердце:

 

"МЫ СОБИРАЕМСЯ ВЫТАЩИТЬ ЕЁ ОТТУДА"

 

Это звучало как крик, прорывающийся сквозь стены – наши Стены – и касающийся чего-то, что находилось очень высоко или очень глубоко на дне всех могил, подобно везде присутствующему и пульсирующему повсюду Будущему, невозможности, взрывающей и пронзающей все старые возможности.

Это БУДЕТ. Мы должны СДЕЛАТЬ ЭТО.

 

 

*

* *

 

И немедленно, старое отрицание, древние Силы, которые правят этим миром, яростно обрушились на это человеческое дитя, разрывая его когтями. Мгновенное НЕТ, которое каждый раз захватывало зерно Истины, чтобы превратить его в новую священную Ложь, благословлённую кровью того, кто боролся за изменение этого закон.

Начнём с того, что у маленького человечка на краю этой могилы был удивительный Документ, Агенда Матери, путешествие в неизвестное Земли: "то-что-могло бы" уничтожить все могилы и все стены древности, так называемый человеческий вид. Средство.

Совсем один среди враждебной толпы не понимавшей, или слишком хорошо понимавшей, что я знал слишком много и что я могу расстроить "йогический" или "духовный" бизнес (в очередной раз), "новую религию Шри Ауробиндо-Матери – тех, кого они затолкали в могилу.

Поскольку этот мятежный еретик знал, что горстка менеджеров, непогрешимых и одетых в белые одежды высокопоставленных жрецов, была простыми убийцами – убийцами хорошо образованными, почти семьей, без кинжалов, но вооружённых ядом из сплетен и вероломства: "Я вишу на тонкой нити в абсолютно прогнившей атмосфере", - говорила мне Мать. "Они постоянно повторяют: она стара, она стара…" - Мать говорила это с острой болью. "Они не хотят тебя больше".

Около десяти лет назад, Мать со странной улыбкой рассказывала мне то, что она уже говорила Павитре в присутствии Суджаты, в конце 1950 года, сразу после ухода Шри Ауробиндо: она получила письмо от Александры Дэвид-Нил, её "старого друга", которую она хорошо знала ещё в Париже, и которая предсказала, что она будет "убита своими собственными учениками".

Это письмо должно до сих пор существовать в архивах Ашрама.

Тибетские плато могли предпочесть Буддистскую Нирвану, но Мать, точно также как и маленький человек, пишущий эти слова, хотела, чтобы изменилось всё, и Земля была навечно освобождена от царства Лжи и Смерти.

 

 

*

* *

 

Ночной кошмар.

Суджата была тем человеком, кто предостерёг меня от слишком поспешного развязывания рук всей этой шайке, иначе я бы расстался с жизнью, прежде чем успел что-либо сказать – лишь три года спустя они попытались меня убить. Она же отговорила меня от самосожжения у дверей Ашрама, настолько я был взбешён отвратительной ложью. Я должен был ВЫСКАЗАТЬСЯ. Никто не знал, чем являлась эта поразительная Агенда Матери, или какая Сила содержалась в ней – Путь. Единственный ПУТЬ в конце стольких тысячелетий Печали, Ответ нашим душам и нашим телам, столько раз напрасно сгоравшим, напрасно страдавшим столько раз в той или иной тюрьме, от той или иной Инквизиции, или исчезавшим в тщетном Мятеже поставленных вне закона изгоев. На этот раз, нужно сказать, закон должен был измениться, точно также как и Средство. И они вызвали к жизни необычайный глубинный подземный шторм – копая в своих собственных телах – который должен был потрясти само основание этого мира. Поэтому я писал эту сверхчеловеческую (или нечеловеческую) Трилогию так, словно ожидал смерти каждый день; я должен был продвигаться быстро – иногда, изнурённый, я падал без чувств прямо за столом после пяти или шести часов концентрации в тотальном, "внимающем" Молчании.

Затем я писал письмо за письмом друзьям, в правительство Индии и даже президенту Французского Сената, чтобы заставить их понять, что было поставлено на Карту – дюжины отчаянных писем подобных зову и крику исходящему из моей души. Никто не знал об этом Сокровище, я был совсем один, это была сокрушающая ответственность среди всех ежедневных, вероломных, тайных убийств – я понял тогда причину стонов Матери среди окружавших её людей: "Мне хочется кричать", - постоянно говорила она мне. Тогда я понял множество вещей, сам не зная того, что я "копаю тоннель" подобный её тоннелю в этой Крепости из Лжи в своём собственном теле. Именно тогда я понял, что означает молитва в собственном теле и призыв Божественного Будущего сквозь тысячи и миллионы "человеческих" Отрицаний: Гестапо было очаровательным и видимым по сравнению с этими бесчисленными, предательскими, лицемерными и невидимыми жестокостями – "космическими", так сказать, словно сам мир вошёл в этот вопрос, а также отвратительные Силы, управляющие этим миром. Тогда, да, ты видишь как всё раскрывается, видишь всё ранами собственного тела и своей души.

И ты видишь необычайную Милость, которая несёт тебя сквозь всё и вопреки всему, принося необходимую помощь, нужных людей, требуемое человеческое вмешательство и высочайшую защиту как раз вовремя, в последнюю отчаянную секунду. И ты также понимаешь, материально и физически, что ТРОПА ПРОЙДЕНА, иначе ты не смог бы сделать там ни одного шага. И ты понимаешь, что сказал Шри Ауробиндо в присущей ему сдержанной манере: "Нечто будет сделано на этот раз". В этот раз, после столь многих других кровавых попыток.

Итак, я развязал руки всей этой банде заявив, что больше не буду курировать Бюллетень Ашрама, который я долгие годы публиковал вместе с Матерью, и заявив "управляющим" Ашрама о моём намерении опубликовать Агенду.

Это было отправной точкой в "битве за Агенду".

Меня немедленно попросили показать мои бумаги и магнитофонные записи, чтобы "обсудить" что будет "желательным" для всеобщей публикации. Очевидно, что это была цензура (но она была там начиная с 1973 года, когда мои письма похищались почтовой службой, в то время как за мной довольно неосторожно ходили по пятам, а мой дом находился под наблюдением). На этот раз они бесстыдно закричали; даже семья Матери вмешалась активно для того, чтобы покрыть их мошенничество и клевету своей властью и респектабельностью. Я "украл" бумаги Матери, я - "служащий" Ашрама, который предал "их" доверие. Все индийские власти были предупреждены, от издателей до книготорговцев, от полисменов до должностных лиц, и кроме того, Министерство Внутренних Дел отвечающее за иностранцев – поскольку я был ИНОСТРАНЦЕМ, не забывайте этого! – они попытались лишить меня визы, изгнать из Индии; меня преследовали в судебном порядке за кражу и "подлог" потому что, конечно, мои рукописи были сфальсифицированы, а магнитофонные записи были "подделкой". Они даже напечатали фальшивую Агенду для того, чтобы заранее свести к нулю все мои попытки опубликовать её, и – это было наиболее серьёзным, что со мной произошло, даже худшим, чем попытка убить – они отправились на встречу с моим издателем в Париже, дорогим Робером Лафонтом – всей семьёй, которую возглавил сын Матери, почтенный семидесятилетний человек, чтобы рассказать ему о моём "предательстве Матери", чтобы была принята их "фальшивая Агенда" и чтобы дать ему понять, что они могут привлечь его к суду, потому как являются "собственниками" Матери и всех моих книг, изначально опубликованных в Ашраме…. Меня сжимали со всех сторон.

И поистине, высочайшая милость заставила почувствовать Робера Лафонта, кем на самом деле я был, та же самая милость, что послала мне мистера Тата, директора Эйр Индиа, который помог мне обеспечить безопасность всех моих магнитофонных записей бесед с Матерью и всех моих бесценных бумаг, отправив их во Францию. И наконец, сэра Сингха, эмиссара Индиры Ганди, который вселил в них определённый страх.

По силе обрушившихся на маленького человека атак, можно судить о важности Работы и могуществе Сил, старавшихся задушить меня. Но это была только первая часть моей борьбы, грязная и жестокая, ИСТИННАЯ часть была впереди.

Тем не менее, после многих колебаний, мы решили опубликовать в первом томе моих Заметок некоторые из бесчисленных писем, которые я написал; писем, подобных крику, чтобы "заставить людей понять" кем была Мать, что Она делала и чего Она хотела для Земли, вместе с моими краткими заметками о происходивших тогда событиях.

 

 

*

* *

 

Но Цель этих Записок - истинная битва - до сих пор стоит передо мной: воплотить, принести в моё собственное тело то, что они не дали ей сделать, пока она была жива. Несомненно, "вытащить её из могилы" означало именно это, освободить её из неприемлемой для неё могилы, чтобы неизвестное будущее Земли было вброшено в человеческое сознание, через простое человеческое тело, отдающее себя и свою душу непостижимому Будущему и виду, который должен появиться.

Я сказал себе это в 1982 году: "Давай попытаемся!", после того, как я материализовал и сказал всё, что может быть сказано на нашем человеческом языке, и после их последней попытки заставить признать Верховный Суд Индии учение Шри Ауробиндо "новой религией"….

Следующий том Заметок расскажет об этом долгом путешествии, о котором мы не знаем, является ли оно смертью или началом новой Жизни для Земли и человека. Отсутствие пути, тёмное и неизвестное, по которому идёшь бессознательно, с появляющимися время от время видениями Нового Сознания, которое так милостиво и конкретно показывает тебе: какой шаг ты должен предпринять, значение этого шага, опасность впереди и "ситуацию" вокруг тебя и в мире, намерения и лица людей как они есть, с немыслимым и временами загадочным чувством юмора и материальной точностью, и Божественной улыбкой, словно говорящей тебе: "Смотри, я здесь, я с тобой…". Чудесная и невозможная тропа, высочайше Возможная благодаря Любви, которая несёт нас и всё вокруг.

Я буду медленно раскрываться в этих Заметках, но фактически, это медленное продвижение во Тьме и этот кричащий прорыв в клетках тела началось ещё в роковом 1973 году, и возможно, даже за несколько сотен лет до этого.

Из века в век повторяется одна и та же история, но на этот раз…

и в руках Матери!

Сатпрем

20 декабря, 1998 год



[1] Septuagint – так в Греции обычно называли перевод Древнееврейской Библии (Ветхого Завета) сделанный по заказу Птолемея II.

Добавить комментарий

Уважаемые посетители библиотеки YogaLib.ru! Вы можете оставить свои комментарии к понравившимся книгам или статьям, используя данную форму. (сообщения рекламного характера будут незамедлительно удаляться)


Защитный код
Обновить


«Случайный» афоризм:

Голосование

Кого по вашему мнению можно называть настоящим йогом?