С. Карнейц - Йога для Запада

ВВЕДЕНИЕ

Эта книга написана для человека Запада, для того, кто будучи пробужденным, вовлечен в круговорот современной жизни. Этот человек живет в мире принуждения и зависимости от законов; он - только одно из колесиков гигантской машины; поэтому ему может казаться, что дорога, ведущая к мистическому освобождению, для него загорожена огромной надписью: "Вход воспрещен". Специально для него я и пишу эту книгу.

Я пишу для того, кто уже - оккультист он или нет - почувствовал зов, кто страдает от глубокого разлада, который он открывает каждый день между собой и миром, в котором он живет; кто осознает, что жизнь, вне зависимости от того, дает она ему добро или зло, не удовлетворяет его желаний. Именно этот печальным разладом отмечен в человеческой эволюции тот момент, откуда начинается великий путь к святости. Но не надо смешивать это страдание со страданием чисто человеческим, которое появляется в результате разочарований имущественного или сентиментального порядка. Недостаточно быть просто несчастным от того, что все в этой жизни идет не так, как нам того хотелось бы. Надо, чтобы мы нашли даже в успехах и земном счастье горький привкус, чтобы мы почувствовали себя в этом мире изгнанниками, и чтобы даже в самые сладостные наши часы мы чувствовали колющую, как кинжал, тоску по утраченной прародине.

Но горе тому, кто, услышав в глубине себя этот зов, остался к нему глух. Тем самым он подготавливает себе несчастное горестное существование и худшее перевополощение.

Не ждите, что вы найдете на страницах этой книги сенсационные сведения. Здесь вы найдете только метод личного обучения, который позволяет обучающемуся - как он уже позволил другим до него - достигнуть своими собственными усилиями некоторых результатов. Я воздерживаюсь, насколько это возможно, от всякой оккультной метафизики и ограничиваюсь тем, что указываю самым сжатым образом общие теоретические гипотезы, необходимые для понимания упражнений.

Многих смущает принятый нами термин "оккультизм". Гораздо предпочтительнее выражение "тайная доктрина", употребляемое Блаватской. Это выражение говорит о тайном учении, которое есть ни что иное, как фундаментальный закон жизни. Этот закон может передаваться по традиции, но каждый у нас может открыть его в себе самом, ибо это в то же время фундаментальный закон всей мысли.

Не смешивайте тайноведение с парапсихологическими феноменами Факты, называемые аномальными, происходят вполне естественно, когда человеческая личность - по врожденному предрасположению или вследствие усиленного обучения - живет одновременно на нескольких планах. Попытка получать и объяснять эти факты средствами обычной науки не приведет ни к чему, кроме очередных предположенией, гипотез и заключений.

Человеческая наука - а она ни на что другое не претендует - есть только все более и более продвигающийся вперед анализ феноменов, то есть ощущений. Из этого анализа делают заключения и выводят законы, которые по своей сущности являются математическими. Человеческая наука изучает поверхность чувственного мира, ту поверхность, где мысль, так сказать, отражается от себя самой. Она по самой своей сущности центробежна. Тайноведение же изучает внутреннюю суть, от одного внутреннего плана к другому, все более и более приближаясь к Абсолютному, откуда эманирует вся жизнь и которое является единственной реальностью. Тайноведение позволяет идти кратчайшим путем в медленной эволюции, которая ведет монады обратно в вечность, к абсолютному. Люди Востока называют тайноведение ПРЯМЫМ ПУТЕМ. Этот термин исключительно верно отражает то, что надо сказать и поэтому мы будем часто его употреблять.

Не следует смешивать тайноведение с эрудицией. Я далек от того, чтобы отсоветовать изучать учителей и их комментаторов - обильный источник информации, откуда можно извлечь много поучительного. Но тайноведение не есть дело эрудиции. Тайноведение - это исключительно действие; надо им жить, а не изучать его. Искать источник психического развития надо в себе самом, а не в других. Есть исторические и критические исследования по тайноведению, как есть история философии и критические исследования по литературоведению, но они не составляют тайноведения, как история философии не составляет философии, а литературная критика не составляет самой литературы. Гораздо труднее отличать тайноведение от религии, потому что тайноведение в сущности является эзотеризмом всех религий. Религиозное или мистическое чувство представляет собой сущность и внутренюю пружину тайноведения. Догмат заменяется для посвященного прямым восприятием высших планов, ритуалы являются лишь механическими способами, предназначеныыми для того, чтобы облегчить концентрацию мысли, а культ - это развитие ума и любви. Религии играли и играют свою роль в эволюции человечества. Но если они позволили и позволяют своим избранникам достигать освобождения, идя по дороге, которая хотя и короче, чем нормальная эволюция, однако, все-таки не пряма, то они в то же самое время фактически представляли и представляют собой для масс одно из самых страшных орудий порабощения человеческого духа. Творить новую религию, как бы совершенна она ни была - значит строить новую тюрьму, чтобы запереть в нее человеческий дух.

Тайная доктрина всякий раз, когда ее пытались трансформировать в особую религию, только деградировала в мертвые догматы. С момента начала истории человечества такова была точка зрения великих учителей, которые ограничивались только частичными откровениями в определенные эпохи и давали людям необходимые импульсы, чтобы направить их эволюцию.

Пусть современная механическая цивилизация не вводит нас в иллюзию: человечество регрессирует, мы в царстве зверя и люди наших дней менее, чем когда бы то ни было, способны получить великое откровение. Вот почему я ограничу мое честолюбие и дам только крепкий посох для путешествия тем, кто чувствует призыв Абсолютного, дабы они могли пройти через великую бурю, ибо первые порывы ее ветра уже ударили по нашей планете.

Они найдут здесь исключительно практический метод обучения, испытанный в тайном опыте во все времена, для того, чтобы развить мистическое семя, которое заложено в них. Я разделил этот метод для легкости его применения на обучение физическое и обучение психическое, хотя разделение это условно, ибо жизнь в ее различных проявлениях не есть ни материя, ни дух. Чаще всего я следовал восточному методу обучения, называемому "йога", приспособив его к специфическим условиям жизни на Западе в ХХ веке. Во многих случаях я дополнял его традиционным западным методом. Если кто-нибудь вздумает рассматривать эти два метода как различные, то в этом надо видеть большое неведение, которое обычно происходит от старинных западных оккультистов.

Восточный метод имеет заслугу в том, что для того, чтобы вовлечь учащегося в обучение, он вначале не применяет насилия над природой человека. Он мудро прогрессивен, и для учащегося, имеющего правильную веру, преследующего одну только цель - достичь таинственного освобождения, и не торопящегося с достижением результатов, он практически безопасен. Однако не следует обманываться; его видимая легкость только иллюзия; уже самые первые упражнения для того, чтобы быть выполненными правильно, представляют собой одно из наиболее суровых испытаний, которое может быть наложено на человеческую волю. Я не буду в рамках этой книги давать очень детальное описание упражнений. Такое описание может в дальнейшем вовлечь учащегося в ритуализм, который совершенно противоположен истинному мистическому развитию.

Однако данных здесь указаний во любом случаях достаточно для того, чтобы учащийся сам мог заполнить пробел моего изложения, которое содержит в себе все существенные элементы обучения.

Прибавим, что метод, изложенный в этой книге, не является теоретической конструкцией: это плод более, чем тридцатилетнего опыта, и автор имел достаточную возможность проверить его, причем не только на себе, чтобы вручить без всякой боязни людям доброй воли.

И последнее предупреждение, которое очень важно. Замечено, что из всех аномальных феноменов наиболее безвредны феномены исцеления, а также те феномены, вторжение которых в текущую жизнь влечет за собой наиболее тяжелые пертурбации, поэтому я взял себе за правило считать эти феномены способом контроля прогресса учащегося. Но сокровенное обучение формирует все, оно не может отделить теоретическую часть от практической. Тот, кто захотел бы принять одно и отбросить другое, совершил бы опасную ошибку. Несмотря на свою кажущуюся легкость и простоту, все нижеуказанные упражнения есть магические процедуры, и их необдуманное употребление рискует дать слишком сильный эффект и разобщить всю серию следствий, настолько же опасных, насколько и неожиданных для неосторожного экспериментатора.


«Случайный» афоризм:

Голосование

Кого по вашему мнению можно называть настоящим йогом?