Вступайте в наши группы в соцсетях:

Поговорим о географии

Что происходит, когда на нас производит впечатление хорошая

лекция или книга? Когда мы после прекрасной лекции по йоге идем домой,

мы некоторое время живем в другой реальности. Мир стал миром ЭТОЙ

ЛЕКЦИИ ПО ЙОГЕ. Но так ли это? Не совсем. Если попытаться

сформулировать это предложение по другому, то получится, что мы

временно живем в другой "карте" мира. Компетентный и уверенный в себе

лектор как бы раскладывает свою собственную карту мира и указывает на

некоторые ориентиры на этой карте. Всю свою жизнь мы проводим на

ментальных картах мира (в некоторой степени они сходны с

географическими картами), но этот факт осознают лишь немногие.

Очевиднее всего то, что в голове у нас устанавливается свой особый

масштаб, не похожий ни на какой другой. Вот пример. Человек приезжает

из Москвы, и мы спрашиваем, не знает ли он Игоря Иванова, и тут же мы

вспоминаем, сколько в Москве живет людей и т.д. Но первая реакция (по

крайней мере в уме) зачастую бывает именно такой. В данном случае мы

использовали не реальную карту мира, а свою собственную.

Таких карт у каждого человека несколько. И переход от одной карты

к другой происходит совершенно автоматически. Когда мы планируем поход

по Крыму, перед нашим ментальным взором возникает физическая карта

определенного участка местности с горами, лесами и пляжами. Когда мы

планируем саму поездку в Крым, мы переходим к дорожной карте

(представим себе, что мы едем туда на автомобиле), а ведь можно еще и

использовать карту движения электричек или автобусов. А когда мы едем

по большому городу, то нам необходим план этого города, названия улиц,

станций метро и т.д.

Но в каком-нибудь экономическом справочнике мы найдем совершенно

другую карту Крыма или города, по которому мы условно путешествуем.

Там будет рассказано о демографии, политике,

административно-территориальном делении страны и прочие подобные

сведения. И все эти сведения, как первые, так и вторые, находятся в

определенной взаимосвязи. Это как в астрологии, знаки Зодиака являются

не просто ящиками одного стола, но и образуют сам стол, при этом их

взаимоотношения четко определены. Этот ящик левый, а следующий

средний, а затем идет правый и т.д.

Как уже было сказано, мы с легкостью переходим от одной карты к

другой, часто забывая о том, что это всего-навсего карты. А это

приводит к проблемам. Ведь если Зодиак является описанием всех людей,

то с полным правом можно задать такой вопрос: какие знаки Зодиака

являются интровертированными, а какие экстравертированными?

Действительно, "позитивные" и "негативные" знаки Зодиака можно

соотнести с делением на "экстравертность" и "интравертность", но это

не очень точное соответствие. Это примерно то же самое, что попытаться

согласовать карту станций метрополитена с планом улиц определенного

города. А если пойти еще дальше, то ведь можно попытаться еще и

определить, какие знаки являются демократами, а какие коммунистами,

какие мусульмане, а какие христиане и т.д. Это то же самое, что

попытаться объединить демографический обзор из статистического

справочника с географической картой.

Но даже если помнить, что мы живем по картам, могущества это не

прибавляет. Главную трудность в данном вопросе представляет собой

перекидывание мостов между астрономической картой Вселенной и нашей

личной картой мира. Выйдите как-нибудь ночью под открытое небо без

облаков (желательно без городской подсветки), подумайте о мире вокруг

вас, а затем о планетах и звездах как о других мирах. После этого

попытайтесь установить взаимосвязь между этими двумя представлениями.

В итоге желательно почувствовать, что земля под вашими ногами не более

чем одна из планет, которые вы видите на небе как световые точки. Эта

медитация интересна сама по себе.

В действительности мы в определенной степени являемся рабами

собственных карт. Опять пример. Человек потерял работу, да и не

слишком желает ее найти. При этом он говорит, что не работает потому,

что не хочет больше платить налоги такому правительству, ему дороже

чистая совесть и т.д. Ясно, что говорит он это для своих родных, у

которых статус безработного вызывает презрение, недовольство и т.д. (у

них такая карта). Такой достаточно неожиданный ответ на упреки, как

правило, позволяет не только избежать дальнейшей критики, но и

заработать определенный авторитет.

Наше видение мира в значительной степени не только окрашивается,

но и искажается картами. И это касается не только мнений. Нет, это

касается и восприятия. Однажды был проведен достаточно интересный

эксперимент, который может служить примером для нашей статьи.

Участников эксперимента попросили узнавать карты (обычные игральные

карты), которые очень быстро мелькали на экране перед ними. Некоторые

из этих карт были так сказать "паранормальными", например, красная

шестерка пик или черный бубновый туз. На высокой скорости на эти карты

отнюдь не смотрели как на чудо, их называли так, как будто бы они были

обычными картами, а не картами с измененными признаками. Даже при

гораздо более продолжительном времени демонстрации каждой карты

наблюдатели все еще не могли заметить, о каких "паранормальных" картах

идет речь. Дело в том, что на их ментальной карте имели место лишь 52

нормальные игральные карты, их ум воспринимал только то, что подходило

к их ментальной карте. Но когда время демонстрации каждой карты

значительно удлинилось (карты демонстрировали вплоть до сорока раз

дольше, чем в начале), мираж начал разрушаться. Но даже теперь

участники эксперимента не видели, что неправильно, они просто начали

беспокоиться и сказали, что здесь что-то не так. Но конкретную причину

беспокойства назвать не мог никто. А вот после объяснения

эксперимента, каждый из участников без труда смог идентифицировать все

карты, в том числе измененные.

Этот простой пример совершенно отчетливо показывает механизм,

из-за которого материалист никогда не замечает "паранормальное" в

своей жизни. Оно просто не входит в его карту мира. Точно так же ярый

антисемит не видит добродетели своих соседей евреев, а консерватор не

понимает левого радикала. В определенной степени это может объяснить и

конфликт между представителями разных поколений в одной семье. Ведь

когда мы живем на ограниченной карте, то и наша жизнь ограничена.

Но как только мы захотим вырваться из плена своих ментальных карт

и возвратиться к реальности, сразу же возникнет мысль: а не является

ли эта реальность такой же картой, от которой мы стараемся избавиться.

Ведь если мы родились в мире, в котором материалистическое

мировоззрение властвует на протяжении как минимум ста лет, то уж

придется смириться с тем, что именно оно является основой той

ментальной карты, которую мы называем "реальностью". И вот мы пришли к

вечному вопросу взаимоотношения между властью и рабством и влияния

власти на человека, облеченного ею. Но это тема совершенно другого

разговора. Вернемся же к нашей "географии".

Поговорим о человеке, который может выбирать себе ментальные

карты по желанию. Назовем его условно "волшебником". (Автор не

собирается скрывать своей симпатии ко всем известному Ястребу). Итак,

волшебник - это тот, кто может тасовать ментальные карты по своему

собственному усмотрению. Если он стоит перед неразрешимой проблемой,

то не позволяет вере в ограниченные возможности человека напугать

себя. Нет. Он принимает решение поверить в Таро, астрологию, И-Цзинь

или любую другую систему и БЕЗ СТРАХА принимает совет этой системы. Не

будем забывать и о том, что система может быть совершенно

индивидуальной, например, обращение к собственным Силам. То есть,

говоря упрощенно, человек расширяет свои возможности реагирования на

изменения и вызывание самих этих изменений по сравнению с человеком,

ограниченным одной ментальной картой.

После первой же удачной попытки, когда начинающий "волшебник"

увидит, что люди находятся в плену у своей веры (понятие "вера" мы

используем в данном контексте достаточно широко, так например,

материализм позволяет своему последователю воспринимать только

материалистические феномены), он примет решение верить любой системе,

которая может дать желаемый эффект. Другими словами, он будет искать

ментальную карту, которая включает в себя возможность желаемого

эффекта.

Наши ментальные карты - это описание мира, следовательно, они

относятся к той же категории, что и язык. То есть работая в пределах

карты, мы вынуждены подчиняться ее законам или по-другому действовать

в рамках одного измерения. Предположим, что суммой законов каждой

карты является логика или логическое мышление вообще. Сделать это

предположение мы можем, можно отнести ментальные карты к разряду

языка, а ведь ни один язык не может существовать без логики. Один из

недостатков логики, а вернее людей, которые ее используют, заключается

в том, что логика отрицается у других людей, которые используют ее

безупречно, но НА ДРУГИХ МЕНТАЛЬНЫХ КАРТАХ, которые отличаются от

наших. Приходится сделать вывод о том, что логика для перехода с карты

на карту не годится. Мыслительный процесс, подходящий для этого,

является, как нам кажется, чем-то вроде возможности делать

эстетические суждения. Это определенное чутье.

Отрицание же того, что кроме логики (хорошей или плохой) нет

других мыслительных процессов или методов, подразумевает отрицание

этого чутья или "волшебства". Но только в том случае, если мы готовы

выйти за рамки языка и логики, мы можем выйти из плена нашей

ментальной карты мира.

Достаточно подробное исследование этого вопроса неизбежно

заставляет сделать вывод о том, что настоящее "великое волшебство"

возможно далеко не всегда. Человек может получать прекрасные

результаты, но будет тем не менее разочарован. В чем же здесь дело?

Над ним все равно - в большей или меньшей степени - давлеет

первоначальная установка на реальность, на то, что ВОЗМОЖНО.

Определение, ограничение как бы присутствует в нашей голове. Мы как бы

не меняем нашу ментальную карту, а накладываем новую поверх старой. И

сколько бы новых ментальных карт мы не положили на исходную, она все

равно угадывается под ними. Действительной свободы менять ментальные

карты достичь достаточно тяжело. Они тяжелы сами по себе уже в силу

так называемого принципа общей психической относительности, они

обладают инерционностью (см. пример с игральными картами). А всеобщая

ментальная карта реальности тяжела уже хотя бы для того, чтобы так

просто не позволять двигать себя туда-сюда.

Причина же того, что "волшебство" возможно даже в

материалистическое время может заключаться в следующем (хотелось бы

обратить внимание читателей на то, что некоторые термины употребляются

достаточно условно). У многих людей имеется представление об умном

"подсознании", которое может обладать восприятием за рамками нашего

сознательного восприятия. Именно это представление разрешает нам самое

аморальное материалистическое мировоззрение, которое не имеет ничего

против нескольких счастливых случайностей, хотя и не допускает

превращение свинца в золото. Так что успеха в "волшебстве" можно

достичь даже и на фоне материалистической ментальной карты. Но

результаты будут находиться в прямой зависимости от того, что читатель

уже понял. Важное значение при изменении ментальной карты имеет и

следующее. Человек должен допустить, что происходить может больше, чем

он в состоянии объяснить и что он не обязан все объяснять. Представьте

себе, что однажды утром вы открыли кошелек и увидели там больше денег,

чем должно быть. В чем будет заключаться нормальная реакция? В поиске

решения. В размышлениях, в попытках вспомнить что-нибудь подходящее. В

конце концов вы "вспомните" о том, что вчера ваш знакомый отдал долг.

После этого вы удовлетворены. Нормальный человек занимается этим всю

жизнь, он вознаграждает свой ум за то, что тот ищет объяснения. При

этом "нормальный человек" беспокоится до тех пор, пока объяснения не

будут найдены. В итоге каждое такое объяснение усиливает зависимость

от материалистической ментальной карты. (Придется еще раз напомнить и

о том, что само слово "материалистический" здесь также достаточно

условно).

В "Путешествии в Икстлан" Кастанеда рассказывает следующую

историю. В сумерках в пустыне он внезапно видит ужасное чудовище,

сидящее в засаде. С ужасом он смотрит на него, заставляет себя подойти

к нему, убеждая себя в том, что этого же быть не может. И

действительно, чудовище в игре света и тени превращается в сухую

корявую ветку кустарника. Кастанеда "объяснил" чудовище. Он был очень

горд собой, ведь не потерял головы, сохранил трезвый ум, не поддался

панике и понял, какой иллюзией было чудовище "на самом деле". Но что

сказал ему Дон Хуан по этому поводу? Дон Хуан всего навсего сказал,

что Кастанеда убил волшебство. Он упрекнул Кастанеду в том, что тот

видит не "реальность", а старается втиснуть мир в рамки собственных

представлений о реальности.

Но вернемся к деньгам в кошельке. Вместо того, чтобы копаться в

прошлом в поисках "объяснения" лишних денег, можно попытаться просто

признать их наличие без объяснения, например: "Количество денег

увеличилось, так как они мне очень нужны". Если вы увидите привидение,

назовите его привидением, и не пытайтесь навязать ему объяснение. Если

вы на улице встретите друга, который вчера уехал в другой город,

разрешите ему присутствовать в двух местах одновременно. Если книга

оказалась в соседней комнате, исходите из того, что ей понадобилось

немного размяться, а не из того, что ее туда перенесла супруга или

друг.

Это ведь также метод работы с материальной ментальной картой

нашего времени. С ней не обязательно воевать, ее можно тихо и спокойно

игнорировать. Главное, что вы ДОПУСКАЕТЕ такие события в своем

собственном мире, своей ментальной карте. Это неизбежно приводит вас к

выводу о том, что каждый человек сам принимает решение, какую картину

мира использовать.

Можно представить, что материалист живет в карте метрополитена и

признает реальной только ее. Если взять эту карту и детально

исследовать, то сразу же бросятся в глаза пустые места, о которых

можно подумать, а для чего и почему вообще они есть. Уже это само по

себе расширяет нашу свободу в очень значительной степени. Но пока мы

будем просто расширять карту метрополитена и использовать ее как

основу, мы будем ошибаться. Ведь и сама эта карта в определенной

степени неправильна. Во-первых, это двухмерная проекция трехмерного

мира. Во-вторых, расстояния на ней искажены, кривые линии выпрямлены,

чтобы их было легче читать и т.д. Как наш материалист вы увидите в ней

весь мир, но вам будет крайне тяжело разместить на ней свои новые

открытия.

Об этом в определенном смысле говорит Дон Хуан в "Кольце силы"

Кастанеды. Он говорит о нашей субъективной действительности и

описывает ее понятием "тональ". Он говорит, что тональ - это как стол

в ресторане, так как при внимательном рассмотрении этот стол окажется

одинаковым с другими столами в этом ресторане (то есть с реальностями

других людей). Мы исходим из того, что это "истинно" и верим в то, что

нет ничего другого, вспомните о всеобщей психической относительности.

Волшебство - это открытие факта, что мы обладаем свободой открыть стол

в определенном объеме заново в соответствии с собственными желаниями.

Дон Хуан указывает на сверхреальность по ту сторону этих столов и

называет ее "нагуаль". Рано или поздно некоторым людям (надеемся, что

читатели причисляют себя именно к этим людям) придется научиться

вскакивать из-за стола и смотреть на реальность по ту сторону от него.

Это соответствует нашей идее о большом количестве ментальных карт. О

том, что мы в своей реальности видим только одну ментальную карту из

многих и о том, что нужно научиться переходить из одной карты на

другую.

И даже если наши ментальные карты являются очередной игрой ума, а

так оно неизбежно и есть, работа с ними доставила автору несомненное

удовольствие, чего он желает и своим читателям.

 

М. ПУСТОТНИК


Р.S. Уже после написания статьи автору совершенно случайно попало

в руки стихотворение, которое может быть прекрасной иллюстрацией этой

статьи. А может быть, это статья - иллюстрация стихотворения?

 

БАЛЛАДА ПОЭТИЧЕСКОГО СОСТЯЗАНИЯ В БЛУА

От жажды умираю над ручьем,
Смеюсь сквозь слезы и тружусь играя,
Куда бы ни пошел - везде мой дом,
Чужбина мне страна родная.
Я знаю все, я ничего не знаю.
Мне из людей всего понятней тот,
кто лебедицу вороном зовет.
Я сомневаюсь в явном, верю чуду,
Нагой, как червь, пышнее всех господ.
Я всеми принят, изгнан отовсюду.

Я скуп и расточителен во всем.
Я жду и ничего не ожидаю.
Я нищ, и я кичусь своим добром.
Трещит мороз - я вижу розы мая.
Долина слез мне радостнее рая.
Зажгут костер - и дрожь меня
берет,
Мне сердце отогреет только лед.
Запомню шутку я и вдруг забуду,
кому презренье, а кому почет.
Я всеми принят, изгнан отовсюду.

Не вижу я, кто бродит под окном,
Но звезды в небе ясно различаю,
Я ночью бодр, а сплю я только днем,
Я по земле с опаскою
ступаю,
Не вехам, а туманам доверяю.
Глухой меня услышит и поймет.
Я знаю, что полыни горше мед.
Но как понять, где правда, где
причуда,
и сколько истин? Потерял им счет.
Я всеми принят, изгнан отовсюду.

Не знаю, что длиннее - час иль год,
Ручей им море переходят вброд.
Из рая я уйду, в аду побуду.
Отчаянье мне веру придает.
Я всеми принят, изгнан отовсюду.

Франсуа Вийона

«Случайный» афоризм:

Голосование

Кого по вашему мнению можно называть настоящим йогом?